Вьетнамская сказка: волшебный арбалет

0

После того как была закончена постройка крепости Лоа Тхань и около нее вырос город, названный Ко Лоа, Волшебная золотая черепаха оповестила Ан Зыонга, что для нее настало время возвращаться в подводное царство. Весь двор Ан Зыонга и все жители страны были чрезвычайно опечалены этим известием, но больше всех горевал сам царь, ибо он привык к поучительным и приятным беседам Тхан Ким Куи и не мог обойтись без ее мудрых советов.

— О мудрая Золотая черепаха! — сказал царь. — Ты помогла мне построить новый город и неприступную крепость. Но одними крепостными стенами не защитишь от врагов всю страну, открой мне на прощание какой-нибудь секрет, дарующий победу над неприятелем…
— Хорошо, — отвечала Черепаха, — я оставлю тебе мой коготь, он обладает волшебными свойствами. Прикажи сделать из него спусковой крючок для своего арбалета, и он приобретет волшебную силу. Если ты даже выстрелишь из арбалета сто раз подряд, то и тогда все сто стрел попадут в цель и самая неточная из них поразит не меньше тысячи врагов. Но ты должен свято хранить тайну волшебного арбалета, ибо, если она станет известна твоим врагам, гибель будет грозить тебе и твоей династии…

На следующее утро Ан Зыонг во главе своей свиты и почетной стражи торжественно провожал Тхан Ким Куи. Когда процессия достигла берега реки, Волшебная золотая черепаха поклонилась царю, погрузилась в волны и исчезла. С грустью смотрел Ан Зыонг на расходившиеся по воде круги, сжимая в руке чудесный коготь.

Царь, посоветовавшись со своими приближенными, решил поручить изготовление арбалета самому искусному из мастеров — оружейнику по имени Као Ло. Ло делал его, вложив все свое умение и все свои силы, и вскоре арбалет был готов. Он превосходил обычные арбалеты и величиной и упругостью, только богатырю было под силу натянуть его тетиву. Ан Зыонг больше всего на свете дорожил своим волшебным арбалетом, он повесил его у изголовья своего ложа, здесь никто не мог его похитить. Никому не открыл царь тайны волшебного арбалета. Только прекрасной дочери своей Ми Тяу, которую очень любил и всегда баловал, рассказал Ан Зыонг о чудесном подарке Волшебной черепахи, ибо он хотел, чтобы дочь тоже прониклась благодарностью к Тхан Ким Куи.

В это время в Южном Китае правил царь по имени Цинь Ши Хуанди, мечтавший повелевать всем миром. Он послал своего полководца по имени Чьеу Да с огромным войском захватить землю Ау-Лака. Армия Чьеу Да перешла границу Ау-Лака и не встретила никакого сопротивления. Уверенный в том, что Ан Зыонг, устрашась его мощи, не решится дать сражения, Чьеу Да начал составлять уже напыщенное послание в столицу о своей победе. Но вот, отодвинув полог носилок, он увидал на горизонте зубчатые крепостные стены — это был Лоа Тхань. Чьеу Да пересел на коня, и войска двинулись скорым шагом. Вскоре стали отчетливо видны стены крепости. И тогда китайский полководец увидел, что дорогу войску преграждают триста всадников в блестящих доспехах во главе с царем Ан Зыонгом. Чьеу Да громко захохотал и взмахом жезла послал вперед тяжеловооруженные полки, чтобы стереть в пыль безрассудных воинов Ау-Лака.

Но свершилось чудо! Ан Зыонг и его всадники подняли свои арбалеты, и вдруг солдаты Чьеу Да, закованные в тяжелые латы, стали замертво валиться на землю, и вскоре тысячи трупов устлали долину. Отвага, охватившая войска Чьеу Да при виде столь малочисленного врага, сразу же испарилась, и они уже не торопились скрестить свои мечи с горсткой храбрецов. Но смерть гналась, по пятам за императорскими солдатами, опустошая их ряды. Чьеу Да пришлось дать, приказ об отступлении, который был выполнен с небывалой быстротой.

Ночью Чьеу Да держал военный совет, и было решено снова дать сражение неприятелю у Лоа Тхань, ибо казалось невероятным, чтобы несколько человек могли противостоять огромной императорской армии. Однако и на этот раз войскам императора не удалось даже приблизиться к царю Ан Зыонгу и его всадникам, несколько десятков тысяч солдат Чьеу Да остались лежать в высокой траве у горы Тхать-Зьеу.

Тогда Чьеу Да, поняв бесполезность дальнейшей войны, увел остатки своей армии. Расположившись лагерем недалеко от границы Ау-Лака, он послал в Лоа Тхань несколько ловких лазутчиков и приказал им разузнать секрет побед Ан Зыонга.

Лазутчики бродили по улицам и базарам Ко Лоа, заговаривали с солдатами и горожанами, с вельможами и землепашцами, но никто не знал тайны Ан Зыонга. Люди говорили только, что, должно быть, Волшебная золотая черепаха открыла царю какое-нибудь магическое средство, с помощью которого он побеждает всех врагов.

И тогда коварный Чьеу Да решил хитростью выведать секрет могущества царя Ан Зыонга. Он отправил к Ан Зыонгу посольство с лицемерным заверением в дружбе и пожеланием установить вечный мир. Вместе с послами ко двору царя Ау-Лака китайский полководец отправил своего сына Чаунг Тхюи и просил Ан Зыонга выдать за него свою дочь Ми Тяу, с тем чтобы этим браком навеки скрепить дружбу и союз двух государств. Перед отъездом Чьеу Да призвал к себе своего сына и приказал ему любой ценою выведать тайну царя Ан Зыонга…

Прямой и благородный Ан Зыонг радостно встретил послов Чьеу Да, ибо он поверил их фальшивым заверениям. Ан Зыонгу понравился красивый и статный сын Чьеу Да, а мудрость и учтивость его речей совсем очаровали царя.

Он радовался в душе предстоящему браку, видя в нем счастье своей любимой дочери и залог мира для своей страны. На следующий день Чаунг Тхюи встретился с прекрасной дочерью Ан Зыонга. Во всем мире нельзя было найти красавицы, равной прелестной Ми Тяу. Чудесные глаза принцессы, подобно очам сказочной птицы феникс, околдовывали людей, когда она бросала взгляд из-под ресниц, длинных и густых, как усики бабочки шелкопряда. Едва увидев Ми Тяу, Чаунг Тхюи воспылал к ней страстной любовью, и сердце девушки также поразила сладкая боль.

Царь Ан Зыонг радовался, видя, что молодые люди полюбили друг друга. Вскоре во дворце Ко Лоа состоялся брачный обряд и роскошный свадебный пир, длившийся несколько дней и ночей подряд. Люди от души веселились на свадьбе Ми Тяу и Чаунг Тхюи.

Молодые супруги были неразлучны. Вместе бродили они по пышным покоям дворца, гуляли в парке среди благоухающих цветов и зеркальных прудов, ходили по крепостным стенам и башням. Не осталось ни одного уголка в Ко Лоа, где бы не побывали Ми Тяу и Чаунг Тхюи.

Царь, не подозревавший обмана, отвел зятю покои рядом с царской опочивальней. Но нигде Чаунг Тхюи не увидел ничего такого, что могло бы раскрыть тайну могущества царя Ау-Лака. Благородное сердце юноши сжималось от тоски при мысли, что он должен стать предателем, но он не осмеливался ослушаться приказа отца.

Однажды лунной ночью Ми Тяу и Чаунг Тхюи сидели на белой мраморной скамейке ажурного павильона в царском парке. Чаунг Тхюи держал маленькую ручку Ми Тяу в своей руке и задумчиво смотрел в глаза любимой, отражавшие мерцающий свет звезд. Иногда налетали порывы прохладного ветра, и тогда шелестела листва на деревьях, а легкие тучки заслоняли светлый диск луны. Ми Тяу прижалась к груди своего супруга, и они приглушенными голосами вели нескончаемую беседу.
— Скажи, любимая, — сказал как бы невзначай Чаунг Тхюи, — в чем секрет непобедимости воинов Ау-Лака? Здесь, должно быть, скрывается какая-нибудь тайна?
— Да, дорогой, — ответила Ми Тяу, — но эта тайна очень проста. У царя Ау-Лака есть крепость с высокими неприступными стенами и волшебный арбалет, по- этому-то никто не может завоевать нашу страну…

Притворившись чрезвычайно удивленным, Чаунг Тхюи стал просить жену показать ему волшебный арбалет, и Ми Тяу, которая не подозревала ничего дурного, да и вообще не в силах была отказать в чем-либо своему супругу, согласилась исполнить его просьбу. Она побежала в царскую опочивальню и принесла мужу волшебный арбалет.

Ми Тяу рассказала, что чудесная сила арбалета заключена в когте, подаренном царю Волшебной золотой черепахой, и показала спусковой крючок арбалета, сделанный из когтя Тхан Ким Куи. Она объяснила также, как стрелять из этого диковинного оружия. Не пропуская ни одного слова жены, Чаунг Тхюи старался получше разглядеть вырезанный из когтя черепахи спусковой крючок и все завитки узора его затейливой резьбы. Когда он все хорошо запомнил, он отдал жене арбалет, и Ми Тяу отнесла его обратно в покои царя.

На следующий день юноша объявил Ан Зыонгу и Ми Тяу о своем желании повидать отца, с которым он никогда до того не разлучался и по которому истосковалось его сердце. Ан Зыонг похвалил Чаунг Тхюи и вручил ему богатые дары для Чьеу Да, а Ми Тяу, как ей ни больно было расставаться с любимым супругом, уважая его сыновние чувства, не стала задерживать, только просила возвращаться поскорей.

Когда Чьеу Да узнал тайну волшебного арбалета, радость его была безгранична. Он не скупился на похвалы сыну, но Чаунг Тхюи выслушивал его молча, он считал, что совершил бесчестный поступок. Чьеу Да призвал к себе искусного арбалетного мастера, и тот по рассказу Чаунг Тхюи в короткий срок изготовил точно такой же спусковой крючок, как тот, который был выточен из когтя Тхан Ким Куи.

После этого Чьеу Да призвал сына и приказал ему возвращаться ко двору Ан Зыонга, чтобы подменить волшебный крючок арбалета обыкновенным.
— Тогда уж, — смеясь, сказал Чьеу Да, — мы померяемся силой с грозным царем Ау-Лака!
Благородный юноша выслушал отца, опустив голову. Чьеу Да, заметив его печальное лицо, воскликнул:
— Что это! Может быть, тебе не нравятся мои слова? Не забывай, что воля отца священна и ты обязан исполнять ее беспрекословно! Не забывай, что моя воля — это также воля нашего владыки императора, сына неба, и исполнить ее — твой долг!..
Чаунг Тхюи молча поклонился отцу и, выбежав из роскошных покоев отца, вскочил на коня и в сопровождении своей свиты помчался на юг, к Лоа Тханю.

С восторгом выбежала Ми Тяу встречать любимого супруга и, прижавшись к нему, нежно укоряла его за долгое отсутствие, она рассказала, как тосковала без него долгие дни и ночи. Ан Зыонг был очень рад увидеть свою любимую дочь счастливой, да и сам он радовался возвращению Чаунг Тхюи. Царь приказал зажечь тысячи благовонных факелов, ярким светом озарили они дворец, и начался роскошный пир.

Гости и хозяева угощались вкусными яствами и пенистым вином, веселящим сердце. Чаунг Тхюи пил совсем мало, но Ан Зыонг и Ми Тяу, счастливые и радостные, пили, не считая кубков, и к концу пира совсем опьянели. Но вот факелы, один за другим, стали гаснуть, гости поднялись из-за стола, и, наконец, сам Ан Зыонг, а также Ми Тяу и Чаунг Тхюи отправились в свои покои.

Воспользовавшись тем, что опьяневший Ан Зыонг погрузился в непробудный сон и Ми Тяу тоже крепко спала, Чаунг Тхюи прокрался в царскую спальню, снял со стены арбалет, заменил волшебный курок из когтя Тхан Ким Куи на фальшивый и повесил арбалет на прежнее место.

И вот Чьеу Да, лишив чудесной силы арбалет Ан Зыонга, собрал войска для похода на Ау-Лак. Он прислал Чаунг Тхюи письмо, в котором требовал, чтобы сын под каким угодно предлогом возвращался к нему в лагерь.

Объявив Ан Зыонгу о своем отъезде, Чаунг Тхюи пошел проститься с прекрасной Ми Тяу. Сердце его сжимали тоска и раскаяние. Когда он подошел к любимой супруге, лицо его покрывала смертельная бледность; видя необычайное волнение Чаунг Тхюи, Ми Тяу спросила:
— Что с тобой, любимый? Отчего так печально и бледно твое лицо?
— Увы, — отвечал Чаунг Тхюи, — нам опять нужно расстаться, я снова должен уехать. Кто знает, сколько дней пройдет в разлуке, а ведь мудрецы говорят, что разлука — яд для любви. День и ночь буду я думать о тебе, а ты, ты не забудешь меня?
— Как можешь ты даже подумать так, — отвечала Ми Тяу, — ведь ты же знаешь, что только тебе одному принадлежит мое сердце. Когда тебя нет, радость покидает меня и солнечный свет кажется мраком.

— Я верю тебе, — ответил Чаунг Тхюи дрогнувшим голосом, — но никому неведомо, что может произойти в это время. Ведь все подвержено переменам, и если мир между нашими странами уступит место войне, не убьет ли это нашу любовь? Не разлетится ли она, словно лепестки лотоса, уносимые рекой, или листья, сорванные порывом ветра? Как мы отыщем друг друга?

Печально взглянув на Чаунг Тхюи, Ми Тяу сказала:
— Я, конечно, глупа, и не мне судить о делах государств, но как может вдруг начаться война, когда между нашими странами вечный мир? Но если война случится и это разлучит нас, то нам легко будет найти друг друга. У меня есть накидка из гусиных перьев; если мне придется покинуть Лоа Тхань, я буду выдергивать из нее перья и оставлять их на дороге, и по ним ты найдешь меня.

Сказав это, Ми Тяу обняла мужа, и слезы потекли из ее глаз. Время шло, а Чаунг Тхюи не в силах был покинуть любимую. Наконец он поцеловал ее в последний раз, выбежал из дворца и вскочил на коня. Потом вдали замер и стук копыт…

Радостно встретил сына коварный Чьеу Да.
— Теперь Ау-Лак в наших руках! — воскликнул он. На следующий день Чьеу Да отдал приказ выступать, и несметные полчища врагов обрушились на землю Ау-Лака.

Гонец привез к Ко Лоа весть о вторжении захватчиков как раз в то время, когда Ан Зыонг на веселом пиру развлекался игрой в шахматы с одним из своих сановников. Выслушав гонца, царь сказал:
— Должно быть, Чьеу Да совсем обезумел! Придется ему освежить в своей памяти бесславные походы, ибо он, кажется, успел уже забыть об этом. — И, засмеявшись, Ан Зыонг взялся за шахматную фигуру, пир продолжался.

А враги подошли уже под самые стены Лоа Тханя, крепость была окружена солдатами Чьеу Да, закованными в железную броню. Тогда Ан Зыонг приказал принести себе волшебный арбалет и вышел на крепостную стену. С силой потянул Ан Зыонг тетиву и выпустил две стрелы.

О ужас! Арбалет утратил свою волшебную силу! Пущенные стрелы бессильно отскакивали от блестящих доспехов, не поражая врагов. Крепость совсем не была готова к обороне, а свирепые солдаты Чьеу Да, многочисленные, как муравьи, лезли на стены по длинным лестницам. Другие огромным железным тараном били в крепостные ворота, и стена вскоре в этом месте рухнула.

Немногочисленные защитники крепости не могли противостоять врагу, и вот уже на улицах Ко Лоа, около самого царского дворца, раздался звон мечей и крик опьяневших от крови солдат Чьеу Да. Тогда Ан Зыонг вскочил на коня, посадив позади себя прекрасную Ми Тяу, и выехал потайным ходом из крепости. Он помчался по дороге, ведущей в горы.

Враги заметили царя и бросились за ним в погоню. Ми Тяу, обхватив отца, дрожала и плакала, но все же не забыла выщипывать из своей накидки гусиные перья и бросать их на дорогу.

Ан Зыонг направлял коня по самым запутанным тропинкам, сквозь густые заросли, над отвесными ущельями, однако топот погони если и ослабевал, то очень ненадолго. И вот опять совсем близко послышались крики врагов и громкий стук копыт. Изумленный Ан Зыонг не мог понять, как преследователям удается не потерять его след, ведь он не знал, что Ми Тяу роняла на землю гусиные перья.

Несколько дней и ночей без отдыха мчался конь и наконец донес Ан Зыонга и Ми Тяу к горе Мо-За, что уступами спускается к морю. Впервые за все время не услышали беглецы за своей спиной погони. Усталые, сошли они с коня и без сил опустились на траву. Но через некоторое время вдали опять послышались голоса и стук лошадиных подков. Ан Зыонг вскочил в седло, посадил позади себя Ми Тяу и помчался вперед, не разбирая дороги.

Все круче становились склоны извилистого ущелья, по дну которого летел конь, и вдруг между скалами перед глазами всадников блеснула голубая даль моря, и в следующую минуту копыта лошади стали вязнуть в прибрежном песке. Теперь путь к спасению был отрезан — позади враги, впереди — морские волны, а по сторонам отвесные неприступные утесы.

Солнце садилось, в сгущавшихся сумерках все казалось зловещим и полным опасностей.

В отчаянии подошел царь к морю и стал умолять Тхан Ким Куи помочь ему в беде. Едва голос Ан Зыонга. смолк, как налетел ветер, высокий смерч поднял к самому небу тучи песка и пены, и вздрогнули окрестные леса и горы. Из гигантской волны показалась Волшебная золотая черепаха и, высунув голову из блестящего панциря, сказала:

— Для чего царю просить помощи против врага, если враг у него за спиной…
С изумлением оглянулся Ан Зыонг и, увидев бледное лицо дочери, мгновенно все понял.

От ярости и горя царь не в силах был произнести ни слова, он выхватил меч из ножен и ударил Ми Тяу прямо в сердце. Прекрасная принцесса упала на песок, а Ан Зыонг подбежал к краю отвесной скалы и бросился в море.

Но люди говорят, что Волшебная золотая черепаха не дала погибнуть своему другу, она посадила Ан Зыонга на свой панцирь и вместе с ним спустилась в чудесные дворцы подводного царства. И по сей день на горе Мо-За стоит храм, посвященный Ан Зыонгу. Под сенью развесистых деревьев у храма водятся павлины, и поэтому люди иногда называют его Храмом павлинов…

***
Текст: из книги Сказки и легенды Вьетнама
Составление В. Карпова
Перевод с вьет.яз: В. Карпова и М. Ткачева
Государственное издательство художественной литературы
Москва 1958
Иллюстрация: картинка из книги сказок на вьет.яз.

×××××

БОЖЕСТВА И ДУХИ СТИХИЙ
Боги домашнего очага
Бог грома
Бог ветра
Бог дождя
Бог земли
Богиня риса

×××××

ВЬЕТНАМ: ПРАВИТЕЛИ И ОСНОВАТЕЛИ ДИНАСТИЙ
Вьетнам: Высокородные и победоносные воительницы Чынг
Вьетнам: Полководец Нго Куиен (899-944)
Вьетнам: Император Ли Тхай То (974-1028)
Вьетнам: Император Ли Тхай Тонг (1000-1054)
Вьетнам: Император Ли Нян Тонг (1066-1128)

×××××

Вьетнам: бизнес и отдых
Камбоджа: бизнес и отдых
Китай: бизнес и отдых
Индонезия: бизнес и отдых
Малайзия: бизнес и отдых
Сингапур: бизнес и отдых
Таиланд: бизнес и отдых
Япония: бизнес и отдых