Китай: Пекин в 1817 году

0

Безъ сомнѣнія, пріятно будетъ каждому видѣть картину Китайской столицы, столь извѣстной по слухамъ и описаніямъ путешественниковъ. Сія мысль, во все время моего пребыванія въ Пекинѣ, дѣлала меня внимательнымъ ко всѣмъ, особенно достопримѣчательнымъ предметамъ сей столицы. Таже мысль была для меня побужденіемъ составить планъ, и присовокупить къ нему описаніе онаго. Смѣю увѣрить читателя, что планъ сей не изъ числа тѣхъ, каковыхъ довольно въ Пекинскихъ лавкахъ; но есть снимокъ новый, составленный въ 1817 году, и отдѣланный со всевозможною тщательностію. Занимавшійся снятіемъ мѣстоположенія цѣлый годъ употребилъ на то, чтобы доставитъ сему плану совершенную полноту и точность. Надлежало исходить до единой улицы и переулка, дабы по самоличному обозрѣнію положить все на бумагу въ дробныхъ частяхъ, и составить потомъ цѣлое.
Приложенное при семъ планѣ описаніе Пекина не есть мое произведеніе. Свидѣтельство кореннаго жителя въ семъ случаѣ, безъ сомнѣнія, должно заслуживать большую довѣренность предъ свидѣтельствомъ временнаго иноземнаго пришельца. Долговременное мое пребываніе въ Пекинѣ послужило мнѣ къ тому только, что я, бывъ самовидцемъ сего города, могъ сдѣлать точный переводъ, и по собственнымъ замѣчаніямъ пополнишь неясныя мѣста подлинника.
Сіе описаніе есть переводъ съ Китайскаго подлинника, изданнаго въ 1788 году. Сочинитель, трудившійся для своихъ соотечественниковъ, держался сообразнаго съ его цѣлію расположенія. Онъ не имѣлъ нужды пояснять нѣкоторыя вещи, по своей новости малоизвѣстныя, иностранцу: напротивъ, при обозрѣніи древностей распространяясь до подробности, помѣстилъ множество предметовъ, ни мало для насъ не занимательныхъ. Посему, имѣя въ виду читателей другаго рода, нашелъ я нужнымъ введеніе распространить небольшимъ прибавленіемъ, необходимымъ для полноты любопытныхъ свѣдѣній о семъ городѣ; самое же описаніе сократить исключеніемъ маловажныхъ подробностей, скучныхъ для иностранца, которому не случалось быть въ Пекинѣ. Въ семъ городѣ считается около семи сотъ монастырей и храмовъ. Число Княжескихъ дворцовъ, присутственныхъ мѣстъ и другихъ казенныхъ зданій, также немалозначущее. Если бы на моемъ небольшомъ планѣ представить все, что описано въ подлинникѣ, то зритель скорѣе бы утомился при пестротѣ, чѣмъ отличилъ въ нихъ достопримѣчательныя мѣста, которымъ преимущественно дано мѣсто въ планѣ. Только въ описаніи храмовъ и жертвенниковъ, въ которыхъ самъ Государь приноситъ жертвы, я неуклонно слѣдовалъ подлиннику. Можетъ быть, зодческая сія подробность инымъ покажется скучною, но я хотѣлъ подать совершенное понятіе о священныхъ мѣстахъ Китайскаго правительства, и чрезъ то представить читателямъ возможность видѣть оныя мысленно.

***

Пекинъ лежитъ подъ 132R 55′ долготы. {По Меридіану отъ Ферро.} 39R 55′ сѣверной широты. Въ лѣтній поворотъ дни, a въ зимній ночи имѣютъ 14 час. 50 мин.; въ зимній поворотъ дни, a въ лѣтній ночи содержатъ 9 часовъ 10 минутъ. Слово Пекинъ, по-Кит. Бэй-цзинъ по сѣверному, и Бэ-гинъ, по южному произношенію, не есть собственное, a нарицательное имя, и слово въ слово значитъ: Сѣверная столица. Сіе названіе носилъ онъ, пока существовала Южная столица, по-Кит. Нанъ-цзинъ и Нанъ-гинъ, y насъ Нанкинъ. По упраздненіи Южной столицы, и слово Бэй-цзинъ уничтожено. Нынѣ Китайцы обыкновенно называютъ сей городъ просто Цзинъ-ченъ, т. е. столица. Собственное имя Пекину есть Шунъ-тьхянъ или Шунъ-тьхянъ-фу: но сіе слово употребляется въ тѣхъ только случаяхъ, когда рѣчь касается его вѣдомства,
Пекинъ раздѣляется на два города: Внутренній, по-Кит. Нэй-ченъ и Внѣшній, по-Кит. Вай-ченъ. Таковыя названія не совсѣмъ свойственны настоящему его положенію: ибо, по собственному значенію сихъ словъ, надлежало бы первому находиться внутри послѣдняго. Оныя названія предварительно приняты были по тому предположенію, что нынѣшній Ней-ченъ весь будетъ обведенъ второю стѣною. Во внутреннемъ городѣ еще находятся два города: первый Императорскій городъ, по-Кит. Хуанъ-ченъ, второй Дворцовый городъ, по-Кит. Цзы-цзинь-ченъ. Хуанъ-ченъ можно по красной его стѣнѣ называть Краснымъ городомъ. Слово ченъ значитъ: городовая стѣна; но подъ симъ именемъ извѣстны и жилища, въ ономъ содержащіяся.
Внутренній городъ обведенъ существующими нынѣ стѣнами, въ 1421 году, при династіи Минъ: но къ совершенному концу приведенъ въ 14З9 году. Стѣны его содержатъ 40 ли въ окружности; въ вышину имѣютъ 33 1/2 фута, ширины въ основаніи 62, вверху 50 футовъ; сверхъ сего на стѣнѣ зубцы, или парапетъ съ амбразурами имѣетъ 5 4/5 фута вышины. Онъ построенъ въ видѣ неправильнаго четвероугольника. Южная его стѣна содержитъ 1295 саженъ 9 3/10 фута, сѣверная 12З2 сажени 4 1/2 фута, восточная 1786 саженъ 9 3/10 фута, западная 1564 сажени 5 1/10 фута. {Показаніе сіе невѣрно: ибо 5879 саженъ производятъ не 40, a только 32 ли и 119 саженъ; кажется, здѣсь есть типографическія ошибки. Здѣсь разумѣется Кит. сажень, содерж. 10 ф.} Городскихъ воротъ считается девять, изъ которыхъ южные средніе называются Чженъ-янъ-мынь просто Цянь-мынь, южные къ востоку Чунъ-вынь-мынь, просто Хада-мынь; южные къ западу Сюань-ѳу-мынь просто Шунь-ченъ-мынь, сѣверные къ востоку Ань-динъ-мынь, сѣверные къ западу Дэ-шенъ-мынь, восточные къ югу Чао-янъ-мынь, просто Ци-хуа-мынь, восточные къ сѣверу Дунъ-чжи-мынь; западные къ югу Фэу-ченъ-мынь, просто Пьхинъ-цзэ-мынь, западные къ сѣверу Си-чжи-мынь.
Внѣшній городъ построенъ въ 1544 году. Стѣны его, считая отъ юго-восточной угловой башни Внутренняго города до угловой же юго-западной башни, содержатъ 28 ли окружности; въ вышину имѣютъ 20 футовъ, ширины въ основаніи 20, въ верху 14 футовъ. Порознь южная стѣна содержитъ 2454 сажени 4 1/9 фута, восточная 1085 саженъ 1 футъ, западная 1093 сажени 2 фута длины (всего 26 ли). Воротъ въ семъ городѣ считается семь: южные средніе называются Юнъ-динъ-мынь, южные къ востоку Цзо-ань-мынъ, южные къ западу Ю-ань-мынь, восточные Гуанъ-цюй-мынь, просто Ша-во-мынь, западные Гуанъ-нинъ-мынь, просто Чжанъ-и-мынь, находящіеся на сѣверо-восточномъ углу называются Дунъ-бянь-мынь, на сѣверо-западномъ углу Си-бянь-мынь Послѣдніе двое воротъ обращены лицемъ къ сѣверу.
Пекинъ почитается однимъ изъ древнѣйшихъ городовъ въ Китаѣ. Исторія не сохранила свидѣтельства о начальномъ его основаніи. Потомокъ Государя Хуанъ-ди, получившій сію страну въ удѣлъ въ 222 году до эры Христіанской, первый имѣлъ резиденцію на мѣстѣ нынѣшняго Пекина, который въ то время назывался Цзи. Въ періодъ весны и осени (Чунь-цю) {Это есть названіе хронологическаго періода, начавшагося 722, кончившагося 481 годомъ до Р. X.}, онъ былъ столицею удѣльнаго царства Янь, и также назывался Цзй: но въ 222 году до Р. Х., съ паденіемъ царства Янь; и Пекинъ пересталъ быть столицею. Съ того времени въ продолженіе слѣдующихъ одиннадцати вѣковъ случились съ нимъ многія политическія перемѣны. Наконецъ, въ 936 году взятъ онъ y Китая Киданями, a въ 938 году Іокуци (Тхай-цзунъ), вторый Киданьскій Государь, утвердилъ въ Пекинѣ Южную столицу (Нанъ-цзиь), и наименовалъ его Си-цзинь. До сего времени Пекинъ имѣлъ 27 ли окружности, a теперь расширенъ до 56 ли. Стѣны его имѣли вышины 30, ширины 15 футовъ; воротъ находилось восемь, по двое на каждой сторонѣ. Дворцовый городъ при сей династіи, такъ какъ и при слѣдующихъ двухъ, т. е. Гинь и Юань, содержалъ девять ли и тридцать шаговъ окружности, и въ расположеніи много сходствовалъ съ нынѣшнимъ. Въ 1125 году Пекинъ былъ взятъ Маньчжурами, царствовавшими потомъ въ Сѣверномъ Китаѣ подъ именемъ династіи Гинь, но оставался съ прежнимъ именемъ: Си-цзинь. Уже Дуругунэ (Ваньянь-лянъ), четвертый Государь сей династіи, перенесъ свой Дворъ въ Пекинъ въ 1151 году, a въ 1153 сдѣлалъ его среднею резиденціею (Чжунъ-ду) {Домъ Гинь имѣлъ пять столицъ, между которыми Пекинъ считался среднею.}, и далъ ему названіе Да-синъ. Въ сіе время Пекинъ обведенъ былъ второю стѣною въ 75 ли окружности; воротъ въ немъ было двѣнадцать, по трое на каждой сторонѣ. Въ 1215 году Пекинъ покоренъ Чингисъ-Ханомъ, и сдѣланъ главнымъ городомъ дороги или провинціи Янь-цзинь, но съ прежнимъ именемъ Дасинъ. Хубилай, по-Кит. Ши-цзу, учредилъ въ Пекинѣ въ 1264 году среднюю резиденцію (Чжунъ-ду); въ 1267 году перенесъ городъ на три ли къ сѣверо-востоку отъ стараго Пекина; a въ 1272 году переименовалъ его главною резиденціею (Да-ду). Сей новый городъ имѣлъ 60 ли окружности; воротъ было въ немъ одиннадцать, по трое на каждой сторонѣ, исключая сѣверной. Послѣ сего старый Пекинъ назывался южнымъ городомъ (Нань-ченъ), a новый сѣвернымъ (Бей-ченъ). Развалины стараго городища еще видны были и при династіи Минъ: но съ того времени, какъ южное предмѣстіе нынѣшняго Пекина обвели стѣною, признаки сихъ развалинъ совершенно изгладились.
Хунъ-ву, основатель дома Минъ, первый началъ преобразованіе Пекина въ настоящій видъ. Въ 1368 году онъ превратилъ его изъ столицы въ провинціяльный городъ и далъ ему имя Бэй-пьхинъ. Прежнія стѣны, содержавшія 60 ли окружности, симъ Государемъ признаны слишкомъ пространными: почему въ 1376 году уменьшены съ восточной, западной и сѣверной сторонъ, и, вмѣсто прежнихъ стѣнъ, построены новыя, которыя на южной, восточной и западной имѣли вышины 30, вверху ширины 20 футовъ, на сѣверной же сторонѣ вышины 40, ширины 50 футовъ. Воротъ оставлено только девять: ибо восточные и западные къ сѣверу, при уменьшеніи сей части города, уничтожены.
Въ 1409 году, Пекинъ назначенъ быть столицею, подъ названіемъ Сѣверной, по южному Китайскому выговору Бэ-гинъ, отъ чего y насъ, съ Латинскаго языка, и понынѣ называютъ его Пекинъ. Самый городъ съ провинціяльнымъ его округомъ названъ Шунь-тьхянь-фу. Въ 1421 году стѣны Пекина расширены на 40 ли окружности, и построенъ въ немъ Царскій дворецъ. Тогда сія столица почтена наименованіемъ Цзинъ-шы, древнимъ именемъ столицъ {Цзинъ-шы значитъ: народъ, обитающій на возвышенности: ибо въ древнія времена, обитая по берегамъ Желтой рѣки, обыкновенно избирали подъ столицу мѣста возвышенныя.}. Въ 1437—1439 годахъ стѣны Пекина одѣты кирпичемъ: ибо до сего времени земляные валы, сбитые изъ глины, служили вмѣсто стѣнъ городскихъ. Въ 1553—1564 годахъ южныя предмѣстія Пекина обведены стѣною, и съ сего времени новый городъ на югѣ названъ Вай-ченъ, a настоящій Нэй-ченъ, по тому предположенію, что со временемъ Пекинъ со всѣхъ четырехъ сторонъ будетъ обведенъ второю стѣной. Въ 1553 году, стряпчій Чжу-бо-ченъ дѣйствительно представилъ Государю, чтобы, по причинѣ умножившагося числа жителей въ предмѣстіяхъ столицы, весь городъ обвести второю стѣною. Въ слѣдствіе сего, планъ и смѣта, поднесенные Военною Палатою, утверждены Государемъ для исполненія. Вновь предназначенныя стѣны по оному плану имѣли бы отъ тогда къ сѣверу по осмнадцати, отъ востока къ западу по семнадцати ли длины; но сіе предпріятіе по причинѣ тогдашняго недостатка въ деньгахъ, не произведено въ дѣйство.
Примѣчаніе. Сколько въ началѣ династіи Минъ Пекинъ уменьшенъ былъ противъ прежняго со стороны восточной и сѣверной, то показываютъ оставшіяся развалины сѣвернаго города династіи Юань, и донынѣ существующія на восточной и сѣверной сторонѣ. Что касается до южной его части, изъ Географіи династіи Юань видно, что внутри прежняго Пекина подлѣ южной стѣны находился монастырь Цинъ-шеу-сы съ двумя субаргами. Нынѣ сей монастырь называется Шуанъ-тха-сы, и стоитъ на улицѣ Си-чанъ-ань-цзѣ, въ двухъ ли отъ южной стѣны къ сѣверу. Изъ сего должно заключить, что южная часть нынѣшней столицы не сходствуетъ съ древнимъ основаніемъ при династіи Юань: ибо когда подали сѣверную стѣну внутрь, то въ замѣну сего нѣсколько расширили южную часть онаго.
Мѣстоположеніе Пекина можно разсматривать въ двоякомъ отношеніи: въ политическомъ и физическомъ. Губернія Чжи ли, въ которой находится Пекинъ, съ востока окружена Желтымъ моремъ, съ запада хребтомъ Тхай-ханъ, съ сѣвера опирается на крѣпость Цзюй-юнъ, на югѣ прикрыта рѣками Ци-шуй и Хуанъ-хэ. Изъ сего описанія ясно видно, что никогда еще не избирали мѣстоположенія для столицы столь укрѣпленнаго природою. Сверхъ сего, многочисленныя войска, расположенныя въ самомъ Пекинѣ и его окрестностяхъ, всегда готовы къ защищенію сей столицы, и отъ непріятелей въ случаѣ войны, и отъ Китайцевъ въ случаѣ бунта.
Пекинъ лежитъ посреди обширной равнины; во многихъ мѣстахъ песчаной и топкой. Находящіеся за его стѣнами жертвенники по ихъ огромности, монастыри по ихъ великолѣпію, кладбища знатныхъ по ихъ красивому положенію, могли бы служить картинными видами столицы, если бы вкусъ Китайцевъ, скрывать зданія во внутренности дворовъ {Въ Китаѣ покои строятъ во внутренности двора и иногда за двумя или тремя воротами отъ входа съ улицы.}, не отнималъ величественной наружности y сихъ мѣстъ. Неровная поверхность окрестностей лѣтомъ покрыта хлѣбомъ, и представляетъ довольно пріятные сельскіе виды; но зимою обезображиваютъ ее рытвины, ямы и могилы. Самый городъ съ дальнихъ возвышеній представляется какъ бы въ густомъ лѣсу, каковой видъ произходитъ отъ косвеннаго положенія рощей при кладбищахъ и деревъ, разсаженныхъ при монастыряхъ и городахъ. Когда приближаешься къ городу съ сѣвера, то высокія стѣны остановляютъ нетерпѣливое око путешественника. Огромность и необыкновенный видъ городскихъ башенъ, поражаютъ зрѣніе своею новостію. Но, при вступленіи во внутренность города, изумленіе поглощаетъ всѣ прочія чувствованія. Здѣсь нѣтъ тѣхъ прекрасныхъ, великолѣпныхъ зданій, тѣхъ правильныхъ, чистыхъ улицъ, чѣмъ славятся столицы Европейскихъ державъ. Вмѣсто улицъ открываются длинные торговые ряды, вмѣсто палатъ смѣсь лавокъ, трактировъ, монастырей. На рѣдкой изъ большихъ улицъ увидѣть можно дворецъ или какое либо присутственное мѣсто. Таковыя зданія, равно и домы обывателей, находятся въ малыхъ улицахъ и переулкахъ. Правда, что главныя улицы, и большая часть малыхъ, довольно широки и проведены по прямой линіи: но сіи два хорошія качества оныхъ обезображены, индѣ выдавшимися изъ линій строеніями, или непріятнымъ видомъ полуразвалившихся зданій, индѣ неуютнымъ расположеніемъ колодцевъ среди улицъ, или полуоткрытыми по обѣимъ сторонамъ каналами съ нечистотою. Вообще неровность и неопрятность дорогъ по улицамъ служатъ справедливымъ упрекомъ для Китайской полиціи; a несносный смрадъ отъ ямъ, вырытыхъ почти при каждомъ поворотѣ въ малыя улицы, гдѣ дозволено проходящимъ мочиться, составляетъ величайшую противуположностъ съ тонкою разборчивостію Китайскаго вкуса въ прочихъ вещахъ. Но какъ наличная сторона каждой лавки строится, по роду предполагаемыхъ товаровъ отличныхъ отъ прочихъ образомъ, и бываетъ раскрашена; то происходящее отсюда разнообразіе строеній, украшенныхъ киноварью, лазурью, лакомъ и золотомъ съ симетрическимъ и казистымъ расположеніемъ товаровъ, также торжественные ворота при публичныхъ мѣстахъ, придаютъ улицамъ довольно привлекательности. Изъ прекраснѣйшихъ мѣстъ, открытыхъ взорамъ публики, сутъ: озеро Тхай-и-чи съ Мраморнымъ островомъ, и плѣнительныя вершины горы Цзинъ-шань съ великолѣпнѣйшимъ входомъ съ южной стороны: но входъ во внутренность оныхъ мѣстъ запрещенъ. Изъ рѣкъ, около Пекина протекающихъ, какъ по величинѣ, такъ и по судоходству, нѣтъ ни одной достойной замѣчанія. Чрезъ городъ проведенъ только небольшой каналъ, подъ именемъ рѣчки Юй-хэ, вода которой единственно опредѣлена для дворцовыхъ озеръ и каналовъ, a обыватели пользуются колодезною водой, которая внутри города вообще солоновата. Хорошую воду получаютъ изъ-за города. Колодцы за сѣверными воротами Ань-динъ-мынь содержатъ превосходную воду.
И такъ Пекинъ можетъ похвалишься крѣпостію физическаго мѣстоположенія и огромностію его стѣнъ: по симъ совершенствамъ противостоитъ важная невыгода въ томъ, что всѣ жизненныя потребности должно доставлять съ юго-востока. Ибо Юнь-хэ, или подвозный каналъ, которымъ изъ южныхъ странъ доставляютъ въ Пекинъ съѣстные и другіе припасы, иногда по причинѣ засухи пересыхаетъ, a во время внутреннихъ замѣшательствъ можетъ быть совершенно запертъ. Послѣднее обстоятельство было одною изъ главныхъ причинъ паденія династіи Юань.
Обозрѣвъ основаніе и положеніе Пекина, остается взглянуть на внутреннее его распредѣленіе. Нынѣ царствующій домъ Цинъ, утвердившись на Китайскомъ престолѣ; раздѣлилъ сію столицу на восемь знаменъ или корпусовъ войскъ, которыя всѣ размѣщены во Внутреннемъ городѣ для охраненія дворца. Желтое знамя помѣщено y воротъ Дэ-шенъ-мынь, Желтое съ каймою y Анъ-динъ-мынь, оба на сѣверной сторонѣ. Бѣлое знамя у Дунъ-чжи-мынь, Бѣлое съ каймою y Ци-хуа-мынь, оба на восточной сторонѣ. Красное знамя y Си-чжи-мынь, Красное съ каймою y Пьхинъ-цзэ-мынь, оба на западной сторонѣ. Синее знамя y Хада-мынь. Синее съ каймою y Шунь-ченъ-мынь, оба на южной сторонѣ. Такъ расположены части города въ слѣдствіе военныхъ распоряженій. По гражданскому управленію, Внутренній городъ совокупно со внѣшнимъ раздѣленъ на пять частей, которыя зависятъ не отъ Инспектора Полиціи, но отъ Прокурорскаго Приказа. Въ вѣдомствѣ каждой части находится нѣсколько кварталовъ, какъ-то: Средняя часть имѣетъ ихъ девять. Восточная пять, Южная семь, Западная шесть, Сѣверная девять. Сіи кварталы по воинской части зависятъ отъ Полиціи.
Примѣчаніе. Какъ Нэй-ченъ назначенъ былъ для помѣщенія столичныхъ войскъ, то правительство {Въ 1648-мъ году.} купило y обывателей всѣ строенія для военнослужащихъ: но побѣдители, непривычные къ труду, скоро промѣняли свои жилища услужливымъ Китайцамъ на утѣхи: почему нынѣ, исключая Кремля и части Краснаго города, всѣ главныя и даже среднія улицы во Внутреннемъ городѣ состоятъ изъ однѣхъ лавокъ, занимаемыхъ Китайцами; a солдаты удалились жить по угламъ города и по глухимъ мѣстамъ, около городскихъ стѣнъ.
По Уложенію династіи Минъ, Нэй-ченъ для гражданскаго управленія раздѣленъ былъ на четыре части, a Вай-ченъ отдѣльно составлялъ пятую часть: понынѣ оба города въ сложности раздѣлены на пять частей. Таковое соединеніе обоихъ городовъ представляетъ большую неудобность къ раздѣленію столицы на планѣ по частямъ. Настоящее раздѣленіе Внутренняго города на восемь знаменъ гораздо простѣе, и неподвержено ни запутанности въ рубежахъ, ни сбивчивости въ пріисканіи мѣстъ. Кремль и Красный городъ, опредѣленные для служащихъ при Дворѣ, не входятъ въ оное раздѣленіе. И такъ надлежало принять смѣшанный порядокъ, такъ впрочемъ, чтобы для удобности зрителя каждая часть была подведена подъ одну точку зрѣнія.
По сему порядку, Кремль, какъ центральное мѣсто во Внутреннемъ городѣ, обведенное стѣною, самъ собою представляетъ отдѣльную и главную часть въ ономъ. Сія часть описана съ большею подробностію, дабы начертать идеалъ тѣхъ мѣстъ, въ которыхъ воображаемъ обитающаго Богда-хана. Красный городъ, обведенный особливою стѣною, равнымъ образомъ представляетъ вторую часть Внутренняго города. Пространство между Краснымъ городомъ и стѣною Внутренняго города составляетъ третью часть. Хотя сія часть слишкомъ растянута окружнымъ ея положеніемъ: но въ существѣ военнаго ея распредѣленія открывается удобный способъ раздѣлить ее на четыре стороны, изъ коихъ въ каждой, какъ выше мы видѣли, помѣщено по два знамени. Внѣшній городъ главною своею улицею, простирающеюся отъ сѣвера на югъ, дѣлится на двѣ равныя половины: и такъ онъ можетъ составить четвертую часть плана, состоящую изъ двухъ отдѣленій: восточнаго и западнаго. Нѣкоторыя мѣста, достойныя замѣчанія, но лежащія въ окрестностяхъ столицы, не могли, по сей причинѣ, войти въ планъ: почему въ описаніи, для одного свѣдѣнія, помѣщены въ прибавленіяхъ за тѣми воротами, за которыми находятся.

***
Текст: Отец Иакинф Бичурин
ОПИСАНІЕ ПЕКИНA,
Съ приложеніемъ
ПЛАНА СЕЙ СТОЛИЦЫ,
СНЯТАГО ВЪ 1817 ГОДУ.
Переведено съ Китайскаго
Монахомъ Іакинѳомъ.
САНКТ ПЕТЕРБУРГЪ
Въ Типографіи А. Смирдина.
1829.

Фото: интернет
Русская духовная миссия в Пекине

***
Также интересно:
Япония: интересные истории
Вьетнам: интересные истории

Азия XIX века глазами европейцев:
Сингапур XIХ век: русские впечатления
Индонезия XIХ век: европейцы на Яве
Индонезия XIХ век: история и правители Явы
Индонезия: Батавия XVI-XVIII веков
Индонезия XIX век: люди и нравы
Индонезия XIX век: женщины и яды
Индонезия XIX век: птицы, звери, цветы Явы
Индонезия XIX век: тропические фрукты на русский вкус
Индонезия XIX век: малайцы в услужении
Индонезия XIX век: виртуозность воров
Индонезия XIX век: расходы экспатов в Батавии