Индонезия XIX век: малайцы в услужении

0

До прибытия на Яву я полагал, подобно трем четвертям с половиною несведущих в этих вопросах Европейцев, что в Батавии, как это заведено всюду на Дальнем Востоке, необходимо содержать целую ораву цветных служителей-лентяев, которые ничего путного делать не умеют, а только глазами хлопают и стоят неимоверно дорого. Я также полагал что в британской Индии и на [240] Яве туземцы додумались и практичнее нашего осуществили на практике формулу о правильном распределении труда, вследствие чего каждый слуга в этих краях имеет свою определенную и строго ограниченную сферу деятельности. Так например, тот который чистит и зажигает лампы отказывается их тушить, это уже обязанность специального гасильщика. По счастию и это представление оказалось мифом.

В действительности дело совершается несравненно проще и притом не хуже чем, например, в Европе. В мнениях и оценке свойств и недостатков малайской прислуги Европейцы расходятся радикально и делятся на два лагеря: энтузиастов и тех которые в Малайце видят воплощение одних лишь пороков.

Что касается лично меня, я не считаю Малайцев хуже какой-либо иной расы людей. Они ненадежны, это правда, и редко привязываются к своему господину. Они как малые дети легкомысленны и беспечны. Жуиры по природе, они только и думают о том как бы возможно приятнее провести настоящий день, а о будущем дне не заботятся. Пять центов необходимых Малайцу на пропитание в день всегда найдутся. А если нет, то ведь их и взять где-нибудь можно. А то и соседи помогут, дадут взаймы, наконец можно у первого встречного Китайца или в китайской кассе ссуд заложить саронг, браслет, ожерелье и кольцо с бриллиантами которые имеются всегда в каждом туземном menage. На вид кажется что есть такие семьи которым даже риса или бананов купить не на что. А между тем муж и жена накануне своих праздников или Нового Года не задумываются приобрести какой-нибудь особенно известный саронг, гульденов в 12-15, а то и брошку в 50 рупий (гульденов). Все это в кредит, при условии что муж будет работать год, например, даром Китайцу ссудившему ему вещь или деньги, а жена наймется в «бабу» или кухарки, а то и начнет «гулять» чтобы со своей стороны восстановить равновесие расшатанного бюджета.

Малайские женщины на этот счет никакими стеснениями морали себя не связывают, мужья же, отцы и братья этих дам относятся к этому явлению благодушно и по философски. Были бы деньги…

Вследствие своей, общей мущинам и женщинам, [241] наклонности веселиться и плотно покушать, беспечные туземцы постоянно сидят без гроша и также упорно и постоянно выпрашивают у своих господ авансы в счет жалованья.

Очень многие авансов не дают вовсе, другие отпускают вперед половину положенного содержания. Вообще следует положить за правило при найме прислуги что более половины жалованья авансом вы отнюдь и ни под каким видом выдавать не будете. Иначе люди ваши заберут за два месяца вперед что, при наличности хотя бы лишь 6 человек служащих, разом составит изрядную сумму. Притом же вы ничем не гарантированы что люди ваши не уйдут от вас с вашими денежками которые разумеется пропали. Малайца, не имеющего etat civil, не скоро разыщешь по бесчисленным камнонгам куда он спешит укрыться как в неприступную цитадель. Сказал он вам, например, при поступлении что его зовут Сидаль, что он из камнонга такого-то, в таком-то квартале, что он столько-то месяцев или лет служил в качестве кучера или спенна у мингера ван-А. или ван-Б. Он в подтверждение своих слов даже представит вам своих бывших нанимателей. Но все это пуф, никогда его Сидалем не звали, родом он не из Батавии, а откуда-нибудь из Рембанга, внутри острова, и никогда он ни у каких мингеров не служил, свидетельства же свои призанял ad hoc на полчаса у первого встречного которого тоже в означенных на оном домах не знают. Вот и извольте его при таких условиях отыскать! Местная полиция всегда пасует и даже вмешательство резидента не много поможет. С такого человека, буде он даже найдется, взыскать нет возможности: деньги ваши он давно прокутил или проиграл в китайских игорных домах или с товарищами которые также страстна режутся в какую-нибудь малайскую орлянку или иную азартную игру, до которых туземцы и Китайцы одинаково страстные охотники.

С нами подобные казусы приключались не раз и мы, умудренные опытом, научились впредь авансами не баловать Малайцев, исключая разве к их Новому Году в феврале когда отказать им неудобно, так как они друг друга угощают, делают иллюминацию, пускают дешевые фейерверки и вообще за 2 недели влезают в долги с которыми затем усиленно возятся в продолжение последующих 11 месяцев в году.

Индонезия: русские впечатления XIX века
Индонезия: Батавия XVI-XVIII веков
Индонезия XIX век: люди и нравы
Индонезия XIX век: женщины и яды
Индонезия XIX век: птицы, звери, цветы Явы
Индонезия XIX век: тропические фрукты на русский вкус
Индонезия XIX век: малайцы в услужении
Индонезия XIX век: виртуозность воров
Индонезия XIX век: расходы экспатов в Батавии

***
Из книги М.М. Бакунина «Тропическая Голландия»
***

Модест Модестович Бакунин,
потомственный дипломат, кавалер многих российских и иностранных орденов, российский консул в Батавии (Джакарте) с 1894 по 1899 год. Книга «Тропическая Голландия» впервые опубликованна в 1902 году. Для своего времени это издание считается наиболее полным и всесторонним источником сведений об Индонезии. Не утратил этот труд актуальности и в XXI веке. М.М. Бакунин оставил детальный и живой рассказ об Индонезии, истории, культуре, обычаях, животных и растениях. Это сочинение — окно в Индонезию конца XIX века, автор подробно повествует о колониальной политике метрополии, образе жизни европейцев в тропиках.

Также интересно:
Япония: интересные истории
Вьетнам: интересные истории
Камбоджа: первая встреча
Корея: Сеул сегодня
Корея: вкусная жизнь