Япония 1812: язык и произношение

0

Язык японцев не есть принятый ими язык чужого народа: он происходит от древнейших их предков, которых они почитают общими им и курильцам; впрочем, от частых сношений в прежние времена с китайцами, корейцами и другими народами японцы заимствовали от них множество слов, кои теперь сделались уже свойственными японскому языку; равным образом вошли к ним и некоторые европейские слова: например, мыло они называют  савон,   пуговицу   бутон,   табак   табаго,   и несколько других. Странно, что они деньги называют   дени,   а якорь   якори.   Неужели такое сходство их слов с нашими произошло случайно?

В первой части я уже сказал, что в книгах, в казенных делах и в письмах людей просвещенных употребляется китайский способ писания, то есть знаками, а простой народ пишет посредством азбуки, которая в японском языке имеет 48 букв; но в числе их многие, кажется, должно назвать не буквами, а слогами, как то:   ме, ми, мо, му, ни, но, ке, ки, кю.

Японский выговор для нас чрезвычайно труден: есть у них слоги, которые не так произносятся, как   те   или   де,   но средним выговором между ними, на который попасть мы никак не могли; такие есть средние выговоры между   бе   и   пе, се   и   ше, ге   и   хе, хе   и   фе,   например, японское слово, означающее   огонь,   нет никакой возможности европейцу выговорить; я два года учился произносить оное, но не мог успеть; когда японцы его произносят, то слышится в выговоре их что-то похожее на   фи, хи, пси, феи,   когда бы слоги сии произносить сквозь зубы, но как мы ни коверкали язык, японцы все говорили: не так! Подобных слов у них очень много.

Японцы, запретив нам учиться на их языке писать, лишили нас способа узнать их грамматику, которая, однако, судя по тому, что мы об ней слышали, не может быть слишком затруднительна по причине весьма малого числа перемен, которым подвержены имена и глаголы: склонение первых делается посредством частиц или членов, полагаемых после имен; спряжение же не переменяется ни в роде, ни в числе, ни в наклонении, а только во временах, которых токмо три главные у них есть, прочие же означаются чрез прибавление слов, показующих обстоятельство, как то:   давно, скоро   и проч., предлоги становятся после имен, к которым они относятся; также и союзы в некоторых случаях идут после речей, кои они связуют.

Во всех почти известных языках личные местоимения бывают односложные, но у японцев они очень длинны, например: я —   ватагосщ   мы —   ватагоси-томо;   он —   коно;   они —   коно-дац.

В изучении японского языка, кроме чтения, предстоит еще другая трудность от чрезвычайного множества слов, ибо у них многие вещи и действия имеют по два названия: одно они употребляют к высшим себя или с кем хотят говорить учтиво, а другое к низшим или когда говорят с кем запросто, и притом сие различие не в том только состоит, как у нас между словами «спать» — «почивать», «есть» — «кушать» и прочее, ибо мы употребляем учтивые из сих слов только тогда, когда они относятся к самим особам, к коим речь простираем, или когда говорим о том, кого почтить хотим; но японцы, говоря с почтенными людьми, должны употреблять особые учтивые слова, к кому бы они ни относились, а в то же время, обращая разговор к простому человеку, — другие, несмотря также на предмет разговора; так что у них, можно сказать, два языка в употреблении, чего, сколько я знаю о земном шаре, нет ни у какого народа; а это также свидетельствует о некоторой степени народного просвещения.

Япония 1812: записки флота капитана Головнина
Япония 1812: о португальцах и христианах в 16-17 веках
Япония 1812: добродетели и пороки
Япония 1812: просвященность и обхождение
Япония 1812: понимание мироустройства
Япония 1812: военные науки
Япония 1812: язык и произношение
Япония 1812: вероисповедание и духовенство
Япония 1812: известие о пожаре Москвы
Япония 1812: наказание за учинение пожара
Япония 1812: суеверия и чудесные знамения

***
Фрагмент текста воспроизведен по изданию: Записки флота капитана Головина о приключениях его в плену у японцев. М.: Захаров, 2004 — Серия «Биографии и мемуары»
Фото: старинная японская гравюра, интернет

Об авторе:
Василий Михайлович Головнин (1776-1831) — российский мореплаватель, начавший свой путь кадетом Морского корпуса и дослужившийся до вице-адмирала флота и директора департамента кораблестроения. В.М.Головнин совершил кругосветные плавания на шлюпе «Диана» и на фрегате «Камчатка». В 1810 году В.М. Головнин посетил русско-американские владения. В 1811 году по поручению правительства исследовал и описал Курильские острова. Во время этой экспедиции, Головнин вместе с другими офицерами и матросами попали в плен к японцам, где провели 2 года 2 месяца и 26 дней. Эти события легли в основу сочинения «Записки флота капитана Головнина о приключениях его в плену у японцев», написанного после возвращения в Петербург летом 1814 года.

Книга была опубликована в 1818 году, пользовалась большой популярностью и была переведена на многие европейские и восточные языки. Разбивка оригинального текста сочинения В.М.Головнина на тематические фрагменты и их описательные названия сделаны редакций «Бизнес и отдых» для удобства восприятия современного читателя.

***

ИНТЕРЕСНОЕ: СОВРЕМЕННАЯ СЕРИЯ
Япония: 33 интересные истории прошлого и настоящего
Япония: визитная карточка
Япония: рейтинг бизнеса 2017
Вьетнам: 33 сказки и легенды
Вьетнам: 91 история – от мифов до дипломатии
Вьетнам: 22 истории про Тэт
Китай: Шанхай за четыре дня
Китай: родина чая Ханчжоу
Корея: дворцовые встречи с историей
Корея: вкусная жизнь
Камбоджа: первая встреча
Камбоджа: в поисках Ангкор-Вата

***

ЯПОНИЯ: РЕТРО СЕРИЯ
Япония XIII век: Марко Поло об острове Чипунгу
Япония IX в: Фудзияма Ки
Япония 1678: Спафарий о Япан-острове

***

ТУРИЗМ: ИТОГИ 2016 ГОДА
Вьетнам: 10,012,735 иностранных туристов в 2016
Япония: 24,039,000 иностранцев в 2016
Таиланд: 32,588,303 иностранных туриста в 2016
Вьетнам: 433.987 русских туристов в 2016