Япония 1852: дорожный выезд и свита знатного японца

0

Чем знатнее японец, тем более он связан этикетом в своих оффициальных выездах и путешествиях, которые приходится ему совершать довольно часто. Есть тысячи мелочных правил для его собственной одежды, для распределения и наряда свиты, его сопровождающей, для клади, какую он с собой везет, для малейших подробностей его маршрута, его дорожного стола, ночлегов, роздыхов и так далее.

Японцы ездят в дорогу верхом на лошадях, но весьма часто употребляют род портшезов, которые зовут норимоно или каго, смотря по их удобству и величине. И те и другие похожи на каретные кузова, сделанные, для легкости, из самых тонких дощечек, но каго так мал, что в нем можно сидеть только по японски, на пятках, а норимон гораздо просторнее и удобен чрезвычайно.

«Внутренность — говорит Тунберг — обита прекрасной шелковой тканью, иногда бархатом. На дне лежит бархатный тюфяк с таким же одеялом. Спина и локти покоятся на продолговатых подушках, а для сиденья назначена круглая, с отверстием посереди. На переднем конце устроена полка или две для помещении чернилицы, книг и других предметов. Окна, снабженные занавесками или сторами, опускаются и подымаются смотря по надобности. Не знаю экипажа удобнее этого — настоящая подвижная комната! и надобно очень долго в ней оставаться, чтоб почувствовать усталость. Кузов снаружи под лаком и расписан. Его несут на шесте, проходящем поперек над крышкою. Число носильщиков соразмеряется с достоинством путешественника; их бывает не менее шести, а иногда и более двенадцати; одна половина сменяет другую; по временам они затягивают песню, сколько для развлечения, столько и для того у чтоб итти в такт».

Кемфер, посещавший Японию в конце XVII века, был крайне изумлен огромным количествам проезжих и прохожих по тамошним дорогам; такого многолюдства не видывал он в Европе и на улицах самых больших городов того времени!

«Причиною тому — говорят он — с одной стороны чрезвычайная населенность края, с другой — частые путешествия, предпринимаемые туземцами, и добровольно и по необходимости. Прежде всего следует упомянуть о князьях и вельможах с их многочисленными сватами у также о губернаторах императорских городов и управляющих казенными; землями. Все они обязаны побывать раз в год при дворе, чтоб представиться светскому государю в известные назначенные сроки. Таким образом их непременно повстречаешь на больших дорогах дважды в год, — на пути в Едо в обратно. В этом путешествии сопровождаются они всем своим штатом, обыкновенно выставляя напоказ всю пышность и все великолепие, какие, по их понятиям, соответствуют как их собственной знатности и богатству, так и достоинству могущественного монарха, которому они представляются. Свита некоторых из первых князей Империи так многочисленна, что тянется на несколько дней пути. Часто случалось, что хотя мы сами путешествовали довольно скоро, однакожь, по два дня сряду видали перед собой попавшийся нам навстречу передовой княжеский обоз, состоявшие из разного рода прислуги в отдельных партиях; сам князь появлялся только на третий день в за ним уже многочисленный двор в удивительном порядке».

Смотря по знатности и богатству путешественника, в поезде его бывает от несколька сот до несколька тысяча человек. В предупреждение неудобств, какие могли бы произойти от столкновения двух или более поездов такого размера, все селения и гостинницы по дороге извещаются за ранее, когда проедет такой-то важный господин и с какою именно свитою. Чтоб дать ближайшее понятие о порядке подобных путешествий, мы позаимствует описание одного из них у Кемфера, с некоторыми только сокращениями в подробностях.

Многочисленные толпы передовых, фурьеров, писарей, поваров и другой прислуги открывают шествие; они должны заготовлять помещения, съестные припасы и все нужное для приема путешествующего князя и его поезда. Затем идет тяжелая кладь, или в особого рода сундуках, везомых лошадьми и осененных каждый штандартом с гербом и именем владетеля, или в больших ящиках, обтянутых лакированной красной кожей также с гербом владельца и несомых на плечах людьми, в сопровождении множества смотрителей.

Далее тянется бесконечный ряд экипажей принадлежащих главным чиновникам и значительным лицам, сопровождающим князя; все они окружены пиками, мечами, луками и стрелами, зонтиками, парадными верховыми конями и другими знаками их сана или занимаемых ими должностей. За ними — собственный поезд самого князя в нескольких отделениях, предводимых каждое особым начальником.

Исчислим эти отделения, по порядку нумеров:
1. Пять прекрасных верховых лошадей, — иногда больше, иногда меньше; каждую из них ведут два конюха и за каждой идут по два прислужника пешком.

2. Пять или шесть дрягилей, а иногда и более, в богатой ливрее, гусем, несут на плечах фосамбаки, или лакированные ящики, и такие же баулы и корзины с платьем и другими принадлежностями княжеского наряда; при каждом дрягиле есть на смену двое слуг.

3. Человек десять или более, также гусем, несут богатые сабли, копья, огнестрельные и другие оружия в деревянных лакированных футлярах; за ними, для большей пышности; следует иногда еще целая толпа дрягилей с фасамбаками и несколько верховых лошадей.

4. Два или три человека с почетными — у Кемфера государственными — пиками, означающими власть и силу князя; по украшениям на верху этих пик, опытный глаз легко распознает особу их владельца; за каждым пиконосцем идет по двое слуг.

5. Чиновник со шляпою князя, покрытою бархатом; за ним двое слуг.
6. Чиновник с княжеским зонтиком, вод бархатною же покрышкой; за ним, как и за верным, двое слуг.

7. Опять множество фасамбаков и баулов в цветной коже с княжескими гербами; при каждом из них по два человека.

8. Шестнадцать или более пажей и камер-юнкеров князя, в богатой одежде, идут перед его норимоном по два в ряд: это обыкновенно дета знатнейших его придворных.

9. Сам князь в великолепном норимоне, несомом пышно одетыми дрягилями, и с ними толпа товарищей на смену усталым; два или три камер-юнкера постоянно идут у дверцы княжеского норимона; чтоб прислуживать ему по первому мановению, высаживать его, когда он вздумает выйти, и поддерживать при возвращении в норимон.

10. Два или три нарядные коня, которых седла завешены черным бархатом; один из них несет во вьюке большое кресло; за каждым идет по нескольку конюхов и ливрейных слуг; иногда лошадей ведут пажи князя.

11. Два пиконосца, и
12. Человек десять или более с огромными корзинами, которые несут по две на палках, как ведра на коромысле, что, по наивному замечанию Кемфера, делается больше для парада, чем для какой нибудь существенной пользы.

За собственным поездом высокого путешественника следует опять несколько верховых лошадей, ведомых разодетыми конюхами и прислужниками, и, в заключение, великое множество княжеской челяди и придворных с бесконечной вереницей их собственных экипажей и новыми толпами дрягилей, пиконосцев и всякого рода слуг.

Всем этим управляет начальник княжеского придворного штата, которого тут же несут в норимоне. Если кто либо из сыновей князя сопровождает его ко двору, он следует непосредственно за отцом, но с своим особенным поездом.

По словам Кемфера, «чрезвычайно любопытно и вместе удивительно видеть, как все эти люди, одетые, за исключением только пиконосцев, дрягилей и ливрейной прислуги, с ног да головы в черный шелк, идут в изумительном порядке с подобающей важностью и в такой глубокой тишине, что не слыхать ни малейшего звука, кроме неизбежного шелеста платьев и шума от людских и конских шагов. Но, с другой стороны — продолжает он — европейцу не может не показаться странным, что все пиконосцы и слуги при норимонах подымают платье по пояс, так что нагота их чуть прикрыта узким полотнищем сукна.

Еще страннее и забавнее род шутовской пляски, исполняемой пажами, людьми, несущими пики, зонтики, шляпы, фасамбаки, баулы, и наконец всей ливрейной прислугой при проходе через какой нибудь город или значительное местечко или при встрече с другим поездом, княжеским или барским. На каждом шагу откидывают они одну ногу назад и подымают ее до спины, вытягивая в то же время руки как можно дальше вперед и принимая вообще такое положение, как будто бы они хотели плыть по воздуху. При этом, соответственно своим телодвижениям, они как-то чудно сотрясают и колышат пики, шляпы, зонтики, фосамбаки, ящики, корзины, — словом, все, что они несут. Норимонщики засучивают рукава до верху и вдут с голыми руками, неся шест норимона то на плечах, то на ладони, при чем подымают руку выше головы, а другую, которая свободна, вытягивают горизонтально, обнаруживая как этим, так и мелкостью своих мерных шагов и негибкостью ног в коленах, смешную боязнь и осторожность. (Но это естественная походка всякого, кто возьмется нести значительную тяжесть, не нагибаясь вперед. Каждый разнощик с очень тяжелым лотков на голове идет таким же или почти таким же образом.)

Каждый раз, когда путешествующий князь выходит из своего норимона в один из шалашей, построенных нарочно для него на известных расстояниях по всей дороге, или остановится в каком нибудь частном доме напиться чаю или позавтракать, он всегда оставляет хозяину кобан (японский золотой, равняющиеся 6 1/2 рублям сер.) за его хлопоты, а где обедает или ужинает, дает гораздо больше».

Читать дальше:
Япония 1852: будничная и праздничная одежда японцев
Япония 1852: прическа, украшения, белила и румяна японок
Япония 1852: дорожный выезд и свита знатного японца
Япония 1852: об устройстве домов, садов и кладовых
Япония 1852: состояние японских дорог и гостиниц

Автор: Е.В. Корш
Фото: старинная японская гравюра, интернет
Фрагмент текста воспроизведен по изданию:
Япония и японцы // Современник, № 8. 1852

×××××

Япония 604: конституция наследника престола Сётоку
Япония IX в: Фудзияма Ки
Япония XIII век: Марко Поло об острове Чипунгу
Путешествие Яна Стрейса в Сиам и Японию в 1650 году
Япония 1678: Спафарий о Япан-острове
Япония 1792: первое русское посольство
Япония 1812: записки флота капитана Головнина
Япония 1855: записки священника Василия Махова
Япония 1898: паломничество на гору Фудзи
Япония 1898: куда европейцы едут летом из Токио
Япония 1898: куда японцы едут летом из Токио
Япония 1898: о праздниках в Нагасаки
Япония 1904: рассказы Архимандрита Андроника
Япония 1904 год: микадо Муцухито
Япония: Император Мэйдзи (121-е правление)

×××××

ЯПОНИЯ: БИЗНЕС СТИЛЬ
Япония: первоосновы бизнеса
Япония: особенности рекламы
Япония: визитная карточка
Япония: офисный дресс-код
Япония: один день в офисе
Япония: письмо в деловой культуре

×××××

Вьетнам: бизнес и отдых
Камбоджа: бизнес и отдых
Китай: бизнес и отдых
Индонезия: бизнес и отдых
Малайзия: бизнес и отдых
Сингапур: бизнес и отдых
Таиланд: бизнес и отдых
Япония: бизнес и отдых