Япония 1904 год: религия

0

Нельзя сказать, чтобы японцы были религиозны, так как у них в сущности нет общей определённой религии. Они последователи одного из трёх учений: 1) синтоизм или обоготворение своего народа, почитание памяти предков, 2) конфуцианство (от имени Конфуций), представляющий собой свод правил нравственности и 3) буддизм — поклонение Будде — искание непоколебимого душевного спокойствия как цели жизни. Сверх того, в простом народе распространена вера в духов добрых и злых и поклонение силам природы, т. е. солнцу, луне, звёздам, ветру и т. п.

Синтоизм — самая древняя религия. Она требует от своих последователей чистоты ума и сердца, любви к отечеству и сохранения всего своего родного. Религиозные обряды — т. е. поклонение гениям — душам, прославивших себя при жизни предков, совершаются среди самых величественных и красивых картин природы: в ущельях или на вершинах гор, в лесах и на полях. Там воздвигаются храмы, где всегда хранится металлическое зеркало — как знак чистоты и предвидения будущего.

Жертвы из плодов, цветов и зелени может приносить не только жрец (священник), но и старший в роде или семье. Религию синтоизм исповедуют только знатные японцы; до 1834 г. последователи этой религии допускали и человеческие жертвы. Слуги и приближённые даймиосов, как прежде назывались высшие дворяне, закалывали себя или распарывали себе живот по смерти своего господина. Теперь в память этого обычая в гробницу, где покоится прах умершего, кладутся каменные или глиняные изображения лиц, желавших последовать за ним в могилу.

Нравственное учение Конфуция отнюдь не может назваться религией, так как храмы конфуцианцев «Сеидо» или, как их называют, «залы святости», есть просто места собрания для людей учёных и книжников. Главный храм последователей Конфуция — Суруга-дай в Токио есть ничто иное как громадная библиотека, где собраны сочинения европейских, китайских и японских писателей.

Буддизм сохранил свою религиозную власть над большею частью населения, несмотря на то, что он долгое время подвергался гонению. Имущество буддийских монастырей отбиралось в казну, колокола переделывались в медную монету, а самые храмы то посвящались синтоистическому богослужению, то обращались в залы для собраний конфунцианцев. Вероучение Будды прельщало его последователей тем, что приносило с собою через образованных жрецов письменность, науки и искусства, поражало пышностью и торжественностью своих обрядов и утешало верой в последовательное переселение душ, которые должны постепенно совершенствоваться до конечного искупления своих грехов.

В буддизме бесконечное разнообразие святых и богов, в числе которых находятся и тени великих людей, почитаемых народом. Главное божество буддистов — это богиня или бог милосердия с тысячью рук, подающих помощь. Будда представляется с закрытыми глазами, в неподвижной позе, как бы забывший весь мир и весь ушедший в умственное созерцание.

Собственно народ так веротерпим, что часто один храм разделяется пополам только циновкою: в одной половине стоит алтарь Будды, а в другой — Конфуция. Японские ханжи, желая беспрестанно повторять имя того или другого божества, в особенности Будды, пишут на клочке бумаги фразу: «100.000 молитв к божественному Будде», затем кладут этот клочок в ручную мельницу и, гуляя и даже разговаривая с кем-нибудь, усиленно вертят её, убеждённые, что сколько раз обернётся бумажка, столько сот тысяч раз произнесли они свою молитву.

Япония 1904 год: острова и горы
Япония 1904 год: климат, флора, фауна
Япония 1904 год: дома, люди, стихия
Япония 1904 год: быт и семья
Япония 1904 год: грамотность
Япония 1904 год: религия
Япония 1904 год: микадо Муцухито

Большинство японских храмов отличается чрезвычайным изяществом снаружи. Трудно передать прелесть филигранной отделки зданий, чудных лестниц и длинных рядов резных колонн, которые ведут к некоторым храмам. Все лестницы и подъёмы выложены огромными плитами натурального камня, который как и колонны от сырости климата покрывается густым зелёным мхом, что придаёт впечатление необыкновенной старины этим постройкам, а из малейших расщелин выбегают зелёные ветки и побеги. Ворота, ведущие в храм, чаще всего или покрываются блестящим чёрным лаком, или, напротив, окрашиваются в белую краску, покрытую золочёными пластинками или наложенной сверху красной решёткой.

В некоторых храмах сохранились ещё танцовщицы. Это нечто вроде весталок, то есть дев, посвятивших себя божеству. За очень небольшие деньги, копеек 20—30, путешественник может видеть их священные танцы. Даже эти отказавшиеся от семейной любви и жизни женщины считают долгом придавать яркость своей красоте обилием белил и румян.

Вход в храмы, безразлично для молитвы или осмотра, оплачивается довольно дорого, около рубля. Эти деньги идут на починку и украшения храмов. В общем же подаяния на храмы чрезвычайно скудны и редки. Внутри храмы отличаются большой простотой, никакой мебели и никаких украшений. Пол застлан циновками, и на них, подогнув под себя ноги или распростёршись на полу, сидят и лежат молящиеся.

В Токио существуют христианские храмы, и между ним есть также православный собор. В нём молятся не только проживающие в этом городе православные, но и масса обращённых в христианство японцев, которых теперь за 20.000; для них открыто несколько школ. Несмотря на это, найти действительного христианина среди японцев чрезвычайно трудно, потому что большинство из них переходит в любую из христианских религий отнюдь не по убеждению, а из-за выгоды. Выгода же главная та, что, изучая ту или другую религию, японец даром имеет учителя иностранного языка и считает своим долгом отблагодарить его хотя бы тем, чтобы исполнять все предписываемые его религией обряды. Разные повара, лакеи и т. д. принимают ту или другую религию потому, что это даёт им выгодные места у иностранцев, и только маленькие сироты, которых берут к себе на воспитание христианские священники, вырастают с настоящими понятиями о Боге.

Японцы часто обоготворяют силу, ловкость, свирепость или, напротив, какую-нибудь добродетель и создают из неё божество, строят храм и ставят туда соответствующую статую.
Вот, например, бог счастья, перед которым больше всего молятся женщины; это — громадная сидячая статуя, выкрашенная в грубый синий цвет. Круглая громадная голова, к которой с двух сторон прижались ещё две толстощёкие головы меньшего размера. Грудь состоит из ряда раздутых сосков, как бы наполненных молоком. Громадный круглый живот и скрещенные ноги вдавливаются в два мешка полные рису. Трудно в более смешном и грубом виде представить себе человеческое счастье.

Вот бог путешественников (вернее пешеходов). На вершине горы стоит как бы маленький сарайчик из почерневшего дерева. Буквально весь его пол покрыт старыми заржавленными сандалиями из белой жести, как их носят крестьяне в горах. Стены тоже все покрыты такими сандалиями. Между ними есть гигантские. Это всё благочестивые приношения. Сам бог пешеходов обут в громадные вараджи (название жестяных башмаков). Он одет в прекрасное платье коричневого шёлка, на плечах его мантия, лицо его выкрашено белым, большие стеклянные глаза блестят. По обе стороны его два чертёнка, один красный, другой зелёный. У красного ноги копытами, и он держит золочёный чайник, у зелёного странная причёска и совершенно остроконечные уши. На полу масса завядших цветов и трав. В известные дни туда приходят путники молиться и оставлять ещё новые сандалии.

В селении Фушима близ Киото стоит храм лисицы. Грубо выкрашенный в цвет крови, весь обвешанный жестяными фонарями, он издали похож на какой-то сомнительный трактирчик. На этих свободно повешенных фонарях сидят и качаются священные голуби, а приходящие молиться, чтобы разбудить и привлечь к себе внимание бога, дёргают старые верёвки, на которых целыми гроздями висят бубенцы и колокольчики. Внутри лисице поклоняются деревянные драконы, голубые, синие и зелёные, жабы с громадными животами, сама же лисица сделана из бронзы, камня, дерева и глины. Есть лисицы гиганты и карлики, во всевозможных позах, на алтарях, на стенах, в рисовке, резьбе, мозаике. В самом храме и при входе в него масса колонн и столбиков, на которых приколоты тысячи пожелтелых грязных бумажек; на них написаны молитвы и просьбы к этому хитрому, проворному и жестокому животному, которое они обоготворяют. Есть также и храм бронзового коня. Это — воплощение проворства, силы, полезности.

Японские священники или жрецы называются бонзами. Бонзы играют роль при всех церемониях в честь какого-нибудь божества и живут при храмах.
Близ Токио, в лесистой местности на полусклоне горы, стоит таинственный храм. Двери его всегда заперты, люди обходят его со страхом, близ него не живут даже бонзы, потому что не заходят туда паломники и не приносят им никакой дани. В этом храме живёт бог войны, и только тогда, когда Японии угрожает какая-либо опасность, или сама она объявляет кому-нибудь войну — сюда стекаются бонзы, широко отворяются двери храма, тысячи паломников несут свою дань бонзам и плату за вход в храм. С колокольчиками, трещотками, маленькими мельницами, особенно шумящими при каждом обороте, японцы идут и всем этим шумом и криком стараются разбудить давно спавшего бога и привлечь его внимание. Самый бог — это идол устрашающего вида, громадная разинутая пасть с оскаленными зубами, круглые, стеклянные, выпученные глаза, руки в виде могучих клещей, преувеличено мускулистая, громадная фигура сидит на резной подставке. Сцены, вырезанные на этом сиденье, все относятся к войне, смерти, гибели и прославлению древних японских воинов.

***
Текст: Лухманова Н. А. Японцы и их страна.
СПб.: Постоянная комиссия народных чтений, 1904.
Фото: интернет

***
Также интересно:
Япония: интересные истории
Вьетнам: интересные истории

Азия XIX века глазами европейцев:
Сингапур XIХ век: русские впечатления
Индонезия XIХ век: европейцы на Яве
Индонезия XIX век: малайцы в услужении
Индонезия XIX век: виртуозность воров
Индонезия XIX век: расходы экспатов в Батавии