Япония: как министр Токихира увез жену старшего советника

0

В стародавние времена жил первый министр Хонъин по имени Токихира. Он приходился сыном канцлеру, некогда нареченному «Князь — толкователь высочайших рескриптов», и был у него дворец Хонъин, что означает Главный дом. Токихире в ту пору исполнилось тридцать лет, был он отменно красив, облик его и манеры влекли своим обаянием все сердца. Государь Долгой Радости почитал его человеком редких достоинств.

Но вот однажды, когда государь был поглощен своими высокими заботами, Токихира, в нарушение строжайшего указа, явился ко двору в роскошном платье, придававшем ему еще более обаяния, чем обычно. Увидев его из окна, государь омрачился душой и тут же кликнул начальника дворцовой охраны.

«Лишь недавно, — молвил он, — был оглашен указ против роскоши и роскошеств. И что же! Министр Левой руки, первый наш министр, первым его и преступает! Сие крайне возмутительно! Ступай, в точности передай ему это, и пусть он немедленно уйдет!»

Начальник охраны пришел в сильный испуг. Дрожа и заикаясь, он, однако же, передал Токихире государево повеление, и испуганный министр поспешно удалился. Дворяне его свиты и чиновники для поручений кинулись было к нему, но обычного приказа ехать впереди не последовало, и они разошлись. Не зная, что случилось, конные телохранители терялись в догадках.

Целый месяц ворота Главного дома были на запоре. Министр не выходил из внутренних покоев и никого к себе не впускал, ссылаясь на суровый приказ государя. Но через какое-то время Токихира вновь был зван ко двору, и выяснилось, что государь никогда не менял своего к нему отношения, а поступил с ним так в назидание всем прочим.

Министр был женолюбив, и кое-кому это даже казалось некоторым изъяном среди его совершенств. В ту пору жил старший советник Куницунэ, дядя министра по отцу. Жена этого Куницунэ приходилась Аривара-но Мунэянэ родной дочерью. Советнику было тогда под восемьдесят лет, а его китаноката едва минуло двадцать.

Внешность ее была прекрасна, сердце склонно к любовным утехам, и, живя со стариком мужем, она всячески стремилась утолить свои неутоленные желания. Наслышавшись о красоте жены дяди-советника, любвеобильный племянник-министр возжаждал ее увидеть, но подходящий случай все никак не представлялся. В ту же пору при дворе находился помощник начальника стражи Левой руки, известный любезник Тайра-но Садабуми, иначе Хэйдзю. И если говорить о любострастниках тех времен, то мало нашлось бы жен, дочерей и их служанок, с которыми не свиделся бы Хэйдзю хотя бы мельком.

Хэйдзю запросто бывал в гостях у министра, и тот нередко подумывал: «А не видел ли он мою юную тетку?» Однажды вечером, когда сияла зимняя луна, Хэйдзю навестил его. Министр долго с ним беседовал о многочисленных занимательных повестях, тогда появившихся, и о прочем. Время зашло далеко за полночь. И вот, после того как они вдоволь потешились всякими забавными историями, Токихира внезапно промолвил:
— Прошу вас серьезно обдумать то, что я нынче скажу. Ответьте мне искренне, без утайки, кто самая прелестная женщина нашего времени?

Хэйдзю сказал:
— Что значит мое скромное мнение для вашего сиятельства? Но коль скоро вы сами велели отвечать искренне, без утайки, то я повинуюсь. Прелестней всех госпожа китаноката старшего советника Куницунэ — ей нет равных среди женщин.
— Как вам удалось ее увидеть? — спросил министр.

— Мне рассказал о ней человек из ее дома, мой знакомый, — отвечал Хэйдзю. — Он поведал мне также, что в замужестве со стариком она томится печалью и скукой. Подыскав какой-то пустячный предлог, я подал ей весть о себе и, услышав, что не противен ей, конечно же, тайно и как бы невзначай увиделся с ней. Большего, однако, мне не удалось достигнуть.

Министр засмеялся:
— Вот на какие дурные поступки вы способны!
— А сам все думал: «Как бы увидеть ее?!»

Желание это крепло в нем день ото дня, и однажды, со всем почтением, как племянник дядюшке, он высказал свою просьбу советнику. Польщенный таким вниманием, Куницунэ рассыпался в изъявлениях благодарности и тотчас ответил согласием. Ему и в голову не могло прийти, что министр задумал увести у него жену, а тот в душе только посмеивался.

Наступил Новый год. Никогда прежде Токихира не был столь уж любезен с советником, а тут послал гонца с извещением: «Буду у вас на третий день».

Получив письмо, Куницунэ принялся убирать и украшать дом, готовя пышную встречу и вкусное угощение. Настал наконец третий день года, и вот министр с немногими вельможами и придворными подъехал к дому советника. Куницунэ, взволнованный и счастливый, долго благодарил высокого гостя. Встреча получилась поистине достойной первого министра.

Подходил к концу час Обезьяны, а чаши с вином раз за разом обходили гостей. Незаметно стемнело. Гости слагали стихи, музицировали — и было в этом столько тонкого вкуса и очарования! Но и среди них выделялся первый министр. Прекрасным своим обликом, искусным сложением стихов он вызывал восторг всех присутствующих. Жена советника находилась поблизости, за бамбуковой ширмой. Внешность Токихира, мягкий голос, душистый запах одежд, несравненное обаяние — все это глубоко затронуло ее сердце, и она с горечью размышляла о своей судьбе.

«А ведь какая-то счастливица станет женой такого человека! Как подумаю, что вышла за этого ветхого старикашку, не знаю, куда бежать от отвращения!» И чем дольше глядела она на министра, тем беспросветней становилась ее печаль. Между тем Токихира, читая ли стихи, перебирая ли струны кото, то и дело искоса поглядывал на бамбуковую ширму. Жене советника было так стыдно, что и не передать словами. Когда он улыбался, глядя в ее сторону, она приходила в страшное смущение и пыталась отгадать: «О чем он сейчас думает?!»

Наступила ночь, и все сильно опьянели. Гости распустили шнуры своих одежд, сбросили верхнее платье и пустились в развеселый пляс. Решив, что им самое время возвращаться домой, советник почтительно обратился к министру: «Вы изволили сильно опьянеть. Не приказать ли подать вашу карету?»

Министр ответил:
— Мне весьма неловко, но, посудите сами, не могу же я выехать отсюда в подобном виде. Я совершенно пьян. С вашего позволения я останусь здесь, пока хмель не улетучится, а тогда отправлюсь домой.

Тотчас карету министра закатили под навес и туда же поставили пару отличных коней — дар хозяина. Токихира, в свой черед, преподнес советнику сё дивной работы, а затем сказал:

— Я осмелился обратиться к вам с нижайшей просьбой, и вы согласились на нее единственно ради вашего преданного почтительного слуги, хоть это и было крайне для вас обременительно. В знак того, что вы сделали это от души, подарите мне что-нибудь необыкновенное, особенное.

От сильного хмеля мысли у советника путались. «Хоть я ему и дядя, я всего лишь старший советник, а он первый министр и сам ко мне пожаловал! Разве это не великая радость?!» — думал он. Но при последних словах министра в его сердце закралось беспокойство. Токихира же то и знай поглядывал на бамбуковую ширму, и, замечая это, Куницунэ совсем встревожился… «Ведь такой человек, если чего захочет, только взглянет однажды!..» — подумал он и вдруг в пьяном безумии проговорил:

— Самое редкое, что у меня есть, — это жена. От такого сокровища навряд ли и вы откажетесь. Какая радость — меня навестил человек столь высокого положения! Вот вам мой дар!
Старик отодвинул ширму, протянул руку и подвел к министру свою жену.

— Поистине не зря я сюда приехал. Теперь я вполне доволен, — промолвил Токихира. Он приблизился к красавице, взял ее за рукав и усадил рядом с собой на циновку.

Советник тотчас же отошел от них и грозно замахал на всех присутствующих руками.
— Министр немного задержится, — объявил он. — Остальные высокие гости могут уехать.
Спутники Токихиры весело перемигивались. Некоторые из них уехали, а кое-кто решил спрятаться, чтобы посмотреть, что будет.

Токихира сказал:
— Я слегка захмелел, но теперь я совершенно трезв. Ну что ж, подавайте карету…

Куницунэ велел подать карету, откинул бамбуковый полог, и министр уселся в нее вместе с китаноката.
— Не забывай меня! — крикнул вслед своей бывшей жене советник.

Проводив карету, он воротился в дом, сбросил одежды и повалился на ложе. Все плыло у него перед глазами, и, не успев опомниться, он погрузился в сон. А когда наконец, уже утром, проснулся, ему почудилось, будто все это произошло с ним во сне.

— А где госпожа китаноката? — спросил он, кликнув служанку.
Когда он услышал ее ответ, его охватил страшный стыд. «Видно, я был не в своем рассудке! Кто бы мог учинить такое, даже и во хмелю?!» — подумал он, ругая себя за столь великую глупость. Сообразив, что жену уже не вернуть — да и зачем ей такой старый муж, — советник погрузился в глубокую печаль. Он старался потом внушить всем, что поступил так по собственному желанию, но в душе очень по ней тосковал.

Фрагмент текста воспроизведен по изданию:
Кодзики. Запись о деяниях древности
// Сердце зари. Восточный альманах, Вып. 1.
М. Художественная литература. 1973
(пер. В. Сановича)
Разбивка оригинального текста сочинения на тематические фрагменты и их описательные названия сделаны редакций «Бизнес и отдых» для удобства восприятия современного читателя. Все имена собственные, титулы и географические названия сохранены согласно источнику, и потому могут отличаться от современной транскрипции.
Фото: старинная японская гравюра, интернет

×××××

ЯПОНИЯ: БИЗНЕС СТИЛЬ
Япония: первоосновы бизнеса
Япония: особенности рекламы
Япония: визитная карточка
Япония: офисный дресс-код
Япония: один день в офисе
Япония: письмо в деловой культуре

×××××

ИНТЕРЕСНОЕ: СТРАНЫ АЗИИ
Япония 1904: рассказы Архимандрита Андроника
Япония 1904 год: микадо Муцухито
Япония: 33 интересные истории прошлого и настоящего
Япония: визитная карточка
Китай: Шанхай за четыре дня
Китай: родина чая Ханчжоу
Корея: дворцовые встречи с историей
Корея: вкусная жизнь
Камбоджа: какой бизнес открыть
Камбоджа: в поисках Ангкор-Вата
Вьетнам: 33 сказки и легенды
Вьетнам: 91 история – от мифов до дипломатии
Вьетнам: 22 истории про Тэт
Вьетнам: доклад 135 года до нашей эры

Таиланд: символика и значение флага
Таиланд: о почитании монахов
Таиланд: о почитании учителей
Таиланд: церемония вручения диплома
Таиланд: горячие и холодные сердца

×××××

СТРАНЫ АЗИИ: РЕТРО СЕРИЯ
Путешествие Яна Стрейса в Сиам и Японию в 1650 году
Индонезия XIX век: люди и нравы
Индонезия XIX век: женщины и яды

Япония XIII век: Марко Поло об острове Чипунгу
Япония IX в: Фудзияма Ки
Путешествие Яна Стрейса в Сиам и Японию в 1650 году
Япония 1678: Спафарий о Япан-острове
Япония 1812: записки флота капитана Головнина
Япония 1855: записки священника Василия Махова
Япония 1898: паломничество на гору Фудзи
Япония 1898: куда европейцы едут летом из Токио
Япония 1898: куда японцы едут летом из Токио
Япония 1898: о праздниках в Нагасаки

×××××

Вьетнам: бизнес и отдых
Камбоджа: бизнес и отдых
Китай: бизнес и отдых
Индонезия: бизнес и отдых
Малайзия: бизнес и отдых
Сингапур: бизнес и отдых
Таиланд: бизнес и отдых
Япония: бизнес и отдых