Вьетнам: Рассказ о духе деревни Фу-донг

0

Шестой государь наш из дома Хунг, уповая на мощь и богатство своей державы, перестал исправно посылать дань Северу. И тогда Иньский император, пользуясь этим предлогом, двинул на нас войска. Государь Хунг, узнав об этом, собрал своих вельмож — подумать сообща, как бы им отразить напасть. Один мудрец и прорицатель почтительно предложил:

— А отчего бы не вознести молитву Царю драконов Лаунг Куану, чтобы привел на помощь воинство духов?

Государь внял его словам и без промедления распорядился поставить алтарь в честь Царя драконов. Он возложил на него золото серебро, камку и тончайший шелк и три дня кряду постился, куря благовония и читая молитвы.

Вдруг налетел вихорь с дождем, и все увидели старца с огромным чревом и желтым лицом, с белыми бровями и бородой, ростом более девяти тхыоков; восседал старец у скрещения трех дорог и что-то бормотал, посмеиваясь, напевал и раскачивался. Едва завидев его, люди поняли, — он не из смертного рода, и тотчас доложили о нем государю. Государь вышел к нему самолично и поклонился, сложив на груди ладони, а потом усадили старца в паланкин и доставили в храм.

Старец отказался от яств и питий и хранил молчание. Тогда государь спросил его:

— Слыхали Мы, полчища Севера скоро нагрянут сюда. Вы ведь мудры и учены, скажите, одержим Мы верх или будем разбиты?

Старец, помолчав, извлек гадальные тавлы, глянул на них и возвестил:

— Полчища Севера будут здесь через три года: готовьте оружие и доспехи, учите воинов, пусть будут готовы отстоять свою землю. И непременно отыщите мужа, наделенного талантом и доблестями. Тому, кто отразит неприятеля, жалуйте звания и земли, славьте его в веках. Найдется искусный военачальник — и враг будет замирен.

Умолкнув, старец взлетел в небеса и исчез; тут лишь и стало ясно: это был сам Лаунг Куан.

Через три года стражи границ донесли о приближении иньского войска. Государь, памятуя советы старца, отправил во все концы страны послов на поиски могучего воина. Прибыл посол и в деревню Фу-донг (Спасительная помощь), что в уезде Чудотворных хождений — Тиен-зу. Проживал там богатый старик, лет шестидесяти от роду, и был у него сын, родившийся в седьмой день первого месяца. Отрок в три года лишен был еще дара речи, только и знал, что лежать на спине, не умея ни встать, ни сесть. Узнав о приезде посла, мать посетовала:

— Родила я на свет сына, а он лишь умеет есть да спать. Увы, не ему суждено прославиться на поле брани, не его государь взыщет своею милостью, а значит, и мне нечего ждать воздаяния за все труды и заботы.

Услыхал сын ее слова и вдруг сказал:

— Матушка, пригласите сюда посла.

Изумленная, рассказала она обо всем соседям.

Соседи обрадовались и тотчас призвали посла.

— Эй, чадо, едва отверзшее уста, зачем ты звал Нас? — спросил посол.

Отрок встал и не спеша ответил: — Торопись, доложи государю: пусть скуют железного коня в восемнадцать тхыоков ростом, железный меч в семь тхыоков длиною, железную плеть и железный нон. Мы сядем на коня, наденем нон и выступим в бой, — само собою, враг будет разбит наголову. О чем государю еще беспокоиться?

Посол, возликовав, поспешил назад и доложил обо всем государю. Государь, изумленный и обрадованный, воскликнул:

— Теперь нам не о чем тревожиться!

— Но под силу ли одному-единому человеку разбить целое войско? — усомнились вельможи.

— Слова Лаунг Куана не могут быть обманом! — гневно вскричал государь. — Полно вам сомневаться! Ступайте-ка да поскорей раздобудьте пятьдесят канов железа, пусть скуют из него коня, меч с плетью и нон.

И вот государев посол доставил все, что запрашивал отрок. Мать, опасаясь беды, поспешила к сыну. Но сын засмеялся и сказал:

— Вы, матушка, лучше позаботьтесь, чтоб у меня было вдоволь еды и питья, а уж о том, как одолеть врага, не тревожьтесь.

Сын рос не по дням, а по часам, ел он и пил столько, что матери было не под силу его пропитать. Соседи пригоняли ему быков, несли плоды, пироги, напитки, а он все не мог насытиться. Соткано было видимо-невидимо шелка и пестроцветной парчи, но на платье ему все равно не хватало. Пришлось нарезать перистых цветов тростника, чтобы он мог прикрыть свою наготу.

Едва иньское войско достигло подножья Буйволовой горы — Чэу-шон, что в Ву-ине, отрок встал, распрямился во весь рост, а было в нем более десяти тхыоков (иные говорят, даже не тхыоков, а чыонгов), чихнул грому подобно — громче десяти глоток разом, и, выхватив меч, воскликнул:

— Эй, трепещите, пред вами небесный воитель!

Нахлобучил нон и прыгнул в седло. Конь взвился на дыбы, громко заржал и помчался, словно на крыльях. В мгновение ока богатырь обогнал изготовившуюся к бою государеву рать и поскакал впереди, размахивая мечом. Еще миг, и он со всею мощью обрушился на врагов. Враги побежали вспять, одни рушились замертво, другие, уцелев, падали ниц и кланялись небесному полководцу, моля о пощаде. Иньский император погиб в сражении.

Достигнув горы Шаук-шон- «Северной горы», что в уезде Золотых цветов (Ким-хоа), небесный воитель сбросил одежды и улетел на своем коне в небеса. Случилось это в девятый день четвертого месяца, и по сию пору на скалах хранятся его следы.

В благодарность за великий подвиг государь Хунг велел величать богатыря Благородным князем духов из Фу-донга, поставил в деревне, близ старого его дома, поминальный храм — миеу и пожаловал храму тысячу мау доброй земли. С утра и до вечера горят там огни курений. После этого Иньский дом на шестьсот сорок четыре года закаялся ходить против нас войной.

Вьетнам: Рассказ о новогодних пирогах
Вьетнам: Рассказ о тяжбе в Драконьих чертогах
Вьетнам: история мыши-оборотня
Вьетнам: Рассказ о земном воплощении Разливателя чая
Вьетнам: Высокородные и победоносные воительницы Чынг
Вьетнам: Рассказ о духе деревни Фу-донг

Позднее государь Ли Тхай То пожаловал воителя званием Вознесшегося на небеса Великого князя духов, поставил храм в деревне Фу-донг подле пагоды Изначального постижения и приказал изваять статую на горе Духа-заступника (Ве-линь); весною и осенью — дважды — в тех храмах возлагались дары и совершались празднества.

При государе Тхуан Де из дома Ле проживала в деревне Фу-ло девица по имени Нго Ти Лан: жадная до книжной премудрости и искушенная в стихотворчестве, она во множестве слагала прекрасные стихи. Совершив как-то прогулку на гору Ве-линь, сложила она такое четверостишие:

«Молодая листва на вершине Ве-линь
тонет в белых волнах облаков:
Склон окутан в лиловый и розовый цвет:
сотни тысяч горят лепестков.
В поднебесье железный скакун улетел,
но прославлен скрижалью седок,
И останется он на родимой земле
навсегда, до скончанья веков».

***
Из книги «Дивные повествования земли Линь-нам»
Вьетнамская проза средних веков
Перевод с вьетнамского М. Ткачева
***

Также интересно:
Вьетнам: тайны фамилии
Вьетнам: традиции праздника Тэт

Вьетнам: цветы праздника Тэт
Вьетнам: тайны лунно-солнечного календаря